Дмитрий Демушкин: Одной программой русских вернуться на Северный Кавказ не уговоришь | ОБЪЕДИНЕНИЕ РУССКИЕ

Дмитрий Демушкин: Одной программой русских вернуться на Северный Кавказ не уговоришь

06 апреля 2012, admin

Министерство регионального развития России обещает разработать проект по укреплению единства нации. В частности, активно обсуждается тема возвращения русских в республики Северного Кавказа, откуда в начале 90-х произошел отток русского населения.  Своим мнением, о том  насколько это реально в нынешних условиях с «Кавказской политикой» поделился лидер движения «Русские» Дмитрий Демушкин:

- Пока судить о чем-то рано, не известно, что это будет за программа, что именно будет предложено и как правительство будет ее реализовывать. У наших властей всегда очень много инициатив, но большая их часть так и остается инициативами. Для начала нужно иметь правдивую статистику, что бы знать, сколько человек и откуда уехало на самом деле. Потом надо посмотреть, куда наше правительство планирует вернуть русское население. Если они хотят, что бы они вернулись в Дагестан, где ситуация крайне не простая, то это маловероятно.

Жить в Дагестане сейчас тяжело не только русским, но и всем национальностям, работы мало, социальные условия сложные, коррупция просто колоссальна. Даже просто для того, чтобы получить российский паспорт нужно дать взятку, чтобы лечь в больницу нужно дать взятку. Власти на местах слабы, и изменить ситуацию не могут.  Говорить о возращении русских в республику сейчас просто смешно. Оттуда бегут все, кто могут, не только русские,  что не удивительно. Де факто в республике идет война, пусть и не объявленная.

Также было бы странно делать программы по возвращению русских в Кабардино-Балкарию, из-за всего, что там происходит в последнее время. Пока ситуация не стабилизируется, пока там не будет безопасно, никто из тех, кто уехал в республику не вернутся. С таким же успехом можно возвращать русских в Афганистан, Ливию.

Нужно рассматривать ситуацию в каждой республике Северного Кавказа отдельно, потому что положение в каждой из них разное. В Карачаево-Черкессии, например, где я был прошлым летом, оттока русских нет. Они там второй по численности этнос. Некоторые даже утверждают, что первый, но думаю, это лукавство. Во всяком случае, русскоязычное население в этой республике значительно. Там было несколько локальных конфликтов, но они не были настолько глобальными, что бы русское население бежало оттуда.

Не думаю, что проблема оттока русских касается таких южных регионов, как Ставропольский край, Волгоградская область. Как я слышал, были столкновения на национальной почве в приграничных районах Ставрополья, но сейчас вроде бы ситуация урегулировалась. Некоторый отток в крупные города есть, но это уже миграция трудовая, и не думаю, что она каким-то образом рознится с положением в целом по стране. Это проблема общая, молодежь уезжает в крупные города учиться и работать, и мало кто возвращается. Но это уже отдельная тема.

Возвращаясь к Кавказу, у меня есть достаточное понимание того, что происходит в Чечне. Я был там, беседовал с министром финансов, главой Наурского района Владимиром Кашлюновым, с Рамзаном Кадыровым. В Ингушетии и Чечне были региональные программы по возращению русских, но они провалились. Отток из этих республик был большой, война, безработица, безысходность тому причины. В последние годы были, конечно, и вернувшиеся, но их очень мало. Несмотря на то, в Чечне есть программа для привлечения специалистов из России, около 1600 вакансий для русских, прежде всего для  учителей, врачей, говорить о возвращении массовом еще очень рано.

Мало кто решается туда ехать. Знаю, например, что белорусские строители отказались. Все-таки стереотипы, наложенные СМИ еще работают, вселяют некий страх. Могу привести еще несколько живых примеров. Один житель Урус-Мартана, заказывая плитку под строительство дома, не мог найти, кто бы доставил ее. Чтобы люди стали свободно ездить туда, даже просто в туристических целях, должно пройти немало лет.

Можно рассчитывать, что вернутся те, кто когда-то жил в Чечне, Ингушетии, но много ли будет, предсказать сложно. Большая часть вынужденных переселенцев осела на местах, устроилась. Прошло  уже много лет, с тех пор как они уехали. Когда я работал в комиссии по компенсациям, столкнулся с тем, что многие из тех, на кого было оформлено жилье, уже умерли, приходили их дети и внуки, сомневаюсь, что они захотят вернуться на Кавказ. Люди боятся, и никакие уверения властей их не убедят, последствия войны еще долго будут сказываться. Лично знаю людей, которые до сих пор опасаются ехать туда, даже по делам, не могут забрать документы, навестить могилы родственников.

Думаю, одним каким- то решением, одной программой, русских вернуться на Северный Кавказ не уговоришь. Нужно создать условия: в первую очередь, гарантировать безопасность и стабильность, обеспечить всех желающих жильем и работой. Иначе никто туда не поедет. Хотя наше правительство любит сделать громкое объявление, а потом ждать, что все само урегулируется, без их реального вмешательства.

Источник