Пасхальный запрет | ОБЪЕДИНЕНИЕ РУССКИЕ

Рубрика | Новости, СМИ

Категория |

Пасхальный запрет

03 ноября 2011, admin

Александр Белов лидер и идейный вдохновитель теперь уже запрещенного Движения против нелегальной иммиграции (ДПНИ) вчера разместил в сети видео-обращение, в котором по-своему ответил на вопросы о том, кому и почему мешала его организация. Обсуждение итогов судебного процесса по делу ДПНИ, тем временем, стало одной из «топ-тем» в российской блогсфере. В конечном счете, решение суда, поставившее деятельность радикального движения вне закона, создало множество новых политических рисков, которые власти придется каким-либо образом нейтрализовать в будущем.

В своем выступлении Александр Белов обратил внимание на то, что ДПНИ было запрещено в канун еврейской пасхи. Сравнив решение московского суда с требованием синедриона судить Христа, Александр Белов заявил, что «это делает ДПНИ похожими на Спасителя». Лидер движения также подчеркнул, что процесс по делу ДПНИ «…не имел никакого политического смысла. Это политическое решение, которое принималось на самом верху». Решение суда, по мнению Белова, было известно еще полгода назад, и принималось «по прямому указанию первого лица государства».

Внимание к деятельности ДПНИ со стороны властных органов резко возросло после событий на Манежной площади в декабре прошлого года, когда произошел всплеск националистических настроений. Движение против нелегальной иммиграции являлось крупнейшей организацией националистического толка, имеющей разветвленную региональную сеть. Официальный сайт и форум организации ежедневно посещали тысячи сторонников движения. Такое крупное движение может обладать значительным мобилизационным потенциалом и способностью агрегировать и представлять интересы граждан придерживающихся националистических взглядов.

Очевидно, что в правовом государстве, декларирующем принцип равенства своих граждан независимо от этнической принадлежности, не может легально существовать организация, активисты которой придерживаются таких радикально националистических взглядов. Убедиться в том, что ДПНИ и ее сторонники не ограничиваются «законными методами», о которых говорится в уставе движения, довольно просто - для этого достаточно просмотреть несколько тем на официальном форуме организации. Однако вопрос о том, насколько стратегически правильным было решение о запрещении организации, остается открытым.

Судебное решение о запрете ДПНИ вряд ли сможет в значительной мере уменьшить число его сторонников. Более того, определенного рода «романтизация» образа ДПНИ как опального борца «за Родину» может вызывать некоторую симпатию.

Процесс радикализации российской молодежи продолжается независимо от статуса ДПНИ, а значит, ряды запрещенных организаций будут пополняться. В такой ситуации, возможно, имело смысл сохранить одну официальную, умеренно националистическую организацию, в которую могли бы вписываться маргиналы. Вывод ДПНИ за рамки легального политического поля для его активистов является сигналом того, что какие-либо легальные пути продвижения их идей невозможны. Это может стать поводом дальнейшей маргинализации молодежи, созданию новых и усилению уже созданных радикальных движений. Так, в блогосфере обсуждается идея создания националистической партии, предварительно под названием «Русский народ», которая будет вбирать сторонников ДПНИ и других ранее запрещенных организаций («Славянский Союз (СС)», «Русское национальное единство (РНЕ)» и др.). Примечательно, что одним из активных сторонников этой идеи является Дмитрий Демушкин, считающийся одним из наиболее радикально настроенных националистов.

Заявления лидера ДПНИ, рассчитанные во многом на внутреннюю аудиторию, имеют смысл и в более широком контексте. Так, попытки власти «выключить» радикалов из политики и не признавать их реального существования во многом стали причиной общественных беспорядков на Манежной площади. В случае если борьба с последствиями «событий на манежной» сведется к тому, что радикалов будут просто «выгонять» за рамки закона, проблема маргиналов будет лишь усугубляться, и может стать причиной более серьезных протестных демонстраций, нежели выступления 11-го декабря в Москве.

20.04.2011

http://www.politcom.ru/11813.html