ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ ВСЕМ ПАВШИМ В ОКТЯБРЕ 1993 ГОДА! | ОБЪЕДИНЕНИЕ РУССКИЕ

ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ ВСЕМ ПАВШИМ В ОКТЯБРЕ 1993 ГОДА!

04 октября 2013, admin


Прослушать или скачать Священная Кровь Октября бесплатно на Простоплеер

20 лет ... 4 октября 1993 года. Вечная Память!
20 лет ... 4 октября 1993 года. Вечная Память!
Владимир Басманов

ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ ВСЕМ ПАВШИМ В ОКТЯБРЕ 1993 ГОДА!

Ровно 20 лет назад, события 4 октября 1993 года, определили мой жизненный путь навсегда.
Дал большое интервью писателю, который пишет про те года. Приведу небольшую выдержку из него.

- Как вы пришли в Память?

- Зимой с 1991 на 1992 год, еще будучи 11-летним парнишкой, пришел вместе со старшим братом на собрание «Памяти», которое проводилось в большом кинотеатре.
Уж и не помню, что это было за собрание, но помню, что было много впечатлений – то, что там слышал, было созвучно моим представлениям о справедливости, я будучи смышленым ребенком,  не был доволен происходящем в стране, интересовался окружающим меня чуть-ли не с семи, восьми лет, когда делал вырезки из газет на политические новости, и вклеивал их в особую тетрадку...
После собрания брат подвел меня к лидеру Фронта Д.Д. Васильеву, и представил. Дмитрий Дмитриевич похлопал меня по плечу, и сказал что-то вроде «вырастет, настоящим фашистом станет».
К весне 1992 года я уже распространял по идейным соображениям газету Фронта, и другую националистическую литературу, в московском метрополитене, и любил иногда зайти в штаб Памяти на Добрынинской, «посидеть, послушать старших».
Окончательно же все расставили на свои места, и определили мой жизненный путь, - события октября 1993 года. Тогда я нарушил приказ Васильева к соратникам и сторонникам, и утром 4 октября, прямо из штаба Памяти, пошел вместе с старшим 20-летним двоюродным братом по матери Олегом Адамлюком (фермером, специально приехавшим в Москву) к зданию Верховного совета, который штурмовали ельцинские части, - возле которого я был ранен, брат убит.

Когда через две недели вышел из больницы, собрал парней своего возраста во дворе, «рассказал им всю правду об иудо-масонах, которые убивают русских людей, нельзя сидеть сложа руки, надо сопротивляться», и поехали мы вместе записываться в ряды русских националистов, в Национально-Патриотический Фронт «Память», в двадцатых числа октября 1993 года это было. Отправили, записали нас в структуру НПФ под названием «Московское ополчение», которую возглавляли, если правильно помню – Олег Туманов и Валентин Ефремов. В нем пробыл до весны 1994 года, когда по итогу моего доклада на имя Д.Д. Васильева «о необходимости создания молодежного подразделения», мне разрешили создать отдельное подразделение под своим руководством из своих ровесников, которых привел в организацию. Летом 1994 года я уже был самым юным соратником Совета командиров московского отделения Памяти, который, если правильно помню, возглавил Геннадий Гончаренко, «афганец» из Челябинска. Такова вкратце моя история присоединения к Фронту.

- Почему вы нарушили приказ в октябре 1993, и оказались у Верховного Совета?

Репост


Я был достаточно доверчив в то время, и насмотревшись ТВ утром 4 октября, был искреннее уверен, что в здании Верховного совета раздают оружие всем добровольцам (как оказалось в дальнейшем – это была сознательная ложь ельцинских СМИ). А поскольку, как полагал, начиналась гражданская война, то оружие было очень нужно. Затем и поехал. При этом всей душой я был на стороне противников «американо-еврейского продажного наймита и обманщика» Ельцина, бывал у здания Верховного Совета и ранее (вместе с ныне покойным своим товарищем – Алексеем Дмитриевым). Как теперь судить об этом? С одной стороны там потерял брата, сам чуть не сложил голову, но с другой – если бы не те события, я бы не стал тем человеком, которым стал на сегодня.

- Расскажите про погибших/умерших соратниках Памяти?

…. Еще помню своего брата - Олега Адамлюка, убитого ельцинскими собаками у Верховного Совета в 1993-ем. Ему я благодарен за то, что был первым, кто направил меня в сторону «антисистемности». А направление было понятное, учитывая, что он еще в середине 80-х, в школе выкидывал бюст Ленина в окно, рисовал свастики в тетрадке, а найденный мной на даче лошадиный череп в 1987 году, повесили со средним братом (будущим Александром Беловым), на дорожный столб с большим плакатом с надписью «Смерть Горбачеву!»….

Из Доклада Комиссии Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по дополнительному изучению и анализу событий, происходивших в городе Москве 21 сентября – 5 октября 1993 года:
«…Генеральной прокуратурой Российской Федерации было выделено в отдельное производство уголовное дело по факту …. причинения телесных повреждений Баранцикову В.Г., Кудряшову В.М., Пронину В.А., Ломоносову Е.М., Лыкову И.В., Герасимову А.Н., Харитонову И.А., Лапшину Ю.Ю., Поткину В.А., Мухаммеду Интиху и Адамлюк О.Ю (убит):
Адамлюк О.Ю., 1973 г.р., механизатор, житель города Пущино Московской области – погиб от огнестрельного пулевого ранения живота…
Информации о результатах расследования указанного уголовного дела, вопреки действующему законодательству, Генеральной прокуратурой предоставлено не было.»

- Расскажите, как вы формировали своё подразделение?

Его основой стали те, кто пришел со мной в Память в октябре 1993-го,  после тех кровавых дней, это были парни с моего двора, я жил тогда на юге Москвы, в Чертаново-Центральном, у метро Пражская. Их судьба сложилась сегодня по разному. Кого-то нет уже в живых, кто-то единоросовский чиновник, кто-то крупный бизнесмен, кто-то инженер на заводе. Весной 1994 года, я направил Васильеву «докладную записку» с предложением  создать молодежное подразделение, ответом мне было стало разрешение создать таковое, и взять в него всех, кого пожелаю.

Бойцы Памяти

- Сожалеете ли вы о годах, проведенных в рядах Памяти?

Нисколько. Это была лучшая школа жизни для меня, молодого тогда юноши. Те 10 лет я провел, можно сказать, как в «кадетском корпусе», да еще и «на линии фронта», и сформировался как личность, и научился тому, что мне пригодилось в дальнейшем. У меня сохранились только самые светлые воспоминания, возможно самые яркие в жизни, поскольку все в первый раз очень запоминается.