Даниил Константинов: нужно создать политическую партию националистов | ОБЪЕДИНЕНИЕ РУССКИЕ

Даниил Константинов: нужно создать политическую партию националистов

19 марта 2012, admin

Почему Вы решили присоединиться к Объединению Русские?

Я сторонник максимальной консолидации национальных сил. Этнополитическое объединение Русские – одна из крупнейших площадок для такой консолидации. Кроме того, лично мне приятны и симпатичны многие представители этого движения. Я считаю их перспективными политиками, незаслуженно и несправедливо задвинутыми Системой на задворки политической жизни в полуподполье! Такая ситуация неестественна и в ближайшее время совместными усилиями мы ее преодолеем.

Лига Обороны Москвы ставит во главу угла не национальный, а религиозно-культурный вопрос. Насколько это обоснованно в России, где ислам, в отличие от большинства Европейских стран, является традиционной религией, как известно, политика культурной ассимиляции никогда не проводилась в отношении национальных меньшинств во времена Российской империи, что создало определённую внутренностную сегрегацию, удобную всем?

Да, создавая Лигу Обороны Москвы, мы действительно отталкивались не столько от национального (этнического) фактора, сколько от религиозно-культурного. Хотя, стоит отметить, что изначально Лига вообще планировалась как некое региональное гражданское движение, направленное на защиту москвичей от любых негативных явлений городского масштаба. Мы собирались бороться со всеми значимыми городскими проблемами, будь то засилье иммигрантов или же, например, уплотнительная застройка. Однако, сам ход развития событий в прошлом году подтолкнул нас к выводу о том, что сконцентрироваться нужно на трех основных проблемах: этническая преступность, нелегальная иммиграция и агрессивная исламизация.

Акцент на исламизации был сделан после того, как москвичи узрели воочию десятки тысяч мусульман на московских улицах во время празднования мусульманского праздника Ураза-Байрам. Агрессивное поведение мусульман, их численность и странная лояльность по отношению к ним московского и федерального руководства вызвали колоссальное раздражение коренных москвичей, многие из которых обратились к нам с просьбой поднять проблему исламизации. Что мы и сделали.

Ислам, конечно, является традиционной для России религией. Однако не стоит забывать о региональном факторе. Традиционно ислам был распространен в определенных регионах с преимущественно мусульманским населением: Северный Кавказ, территории современной Башкирии и отчасти Татарстана. И мы ничего не имеем против этого. Строительство мечетей, жертвоприношения и уличные моления – это естественно для мусульманских регионов. Хотя вряд ли массовые уличные моления будут выглядеть органично в Татарстане….

Но есть традиционно христианские регионы (и их большинство), в которых сложилась совершенно иная культура, в том числе и бытовая культура, культура поведения. Нельзя заставлять жителей этих регионов принимать то, что им не свойственно и то, что им не нравится. Когда мусульмане-иммигранты заставляют русских женщин снимать обувь и идти босиком по улицам собственного города (это происходило на Проспекте Мира в Москве) только потому, что на улице идут моления – это открытый вызов, агрессия, претензия на доминирование приезжих мусульман в нашем городе.

Есть и другие примеры агрессии со стороны мусульман именно по религиозному признаку. Учась в одном из московских ВУЗов, я сам наблюдал ситуации, когда учащиеся мусульмане уходили с занятий, чтобы исполнить в университетских туалетах намаз. Омовение ног в раковине общего туалета было нормой. И если кто-то из русских студентов или просто студентов не мусульман заходил в этот момент в туалет, то его могли просто избить, за то, что он нарушил покой мусульман во время исполнения «обряда». Спустя какое-то время руководство ВУЗа приняло решение создать обособленную молельную комнату для мусульман. Но избежать конфликтов не удалось. Собираясь рядом с молельной комнатой, мусульмане начинали задирать проходящих мимо студентов, что переходило в открытые конфликты на религиозной почве. Известны также и  случаи принуждения русских женщин к принятию ислама в университетских общежитиях, причем принуждения под страхом постоянных изнасилований. Вряд ли все это можно назвать «удобной всем внутренностной сегрегацией»? А Вы как думаете?

Кроме того, напомню, что Россия является светским государством. Навязчивая исламизация немусульманских регионов (да и вообще любых регионов) противоречат не только нашей культуре, но и духу Закона.  Создавая Лигу Обороны Москвы, мы выступили, в том числе и с этих – светских позиций, выступили за свободу, за право выбора, за сохранение современного светского образа жизни. Исламизм – тоталитарная, агрессивная идеология, направленная против прогресса и свободы! Нужно это понимать и немедленно принимать необходимые меры, как только мы видим, что пропаганда ислама или же отправление традиционного мусульманского культа приобретают агрессивные формы.

Вам не кажется, что проблема современного ислама в России это его подверженность Ближневосточному и в частности Арабскому влиянию, и это заставляет действовать российских мусульман, не в русских и даже не в собственных, а исключительно в арабских интересах?

Давайте будем откровенными! Исторически ислам – это, по сути, и есть ближневосточное, арабское  влияние. Конечно, со временем, распространяясь по миру и адаптируясь к местным условиям, ислам менялся. Но чистый, незамутненный ислам – это идеология и религия Арабского мира. То, что мы видим сравнительно близких нам по менталитету российских мусульман (татары, башкиры, многие кавказцы старшего поколения) – это скорее результат отхода от традиционного арабского ислама, то есть от ислама как такого, нежели проявление какого-то особого неарабского ислама. Продолжать эту мысль я не буду, пусть каждый домыслит сам.

Сколько мечетей должно быть в Москве на ваш взгляд?

Мечетей в Москве в идеале должно быть столько, сколько потребуется для того, чтобы вместить московских мусульман, легально находящихся на территории Москвы и Российской Федерации. Я уже не раз говорил о том, что большая часть агрессивно настроенных мусульман, которых мы видим на улицах города во время мусульманских праздников – это нелегальные иммигранты, которые вообще не должны находиться в Москве. И когда московское или федеральное руководство заявляет о том, что необходимо обеспечить всех этих людей мечетями, у меня возникает вопрос. Для них, что интересы нелегалов важнее интересов коренных москвичей!?

Удалите всех нелегалов из Москвы  и снизьте численность легальных иммигрантов, и нам не потребуется большое количество мечетей. Рецепт прост!

Еще один важный фактор в решении этого вопроса – сохранение культурно-исторического облика Москвы. Мечеть не является традиционной формой застройки в нашем городе и не должна стать таковой. Отсюда и плясать надо.

Даниил, вы достаточно ярко появились в сфере русского политического национализма, можете кратко изложить вашу политическую биографию до 2011 года?

Моя политическая биография неотделима от биографии личной. Я вырос в крайне политизированной семье и с детства (это не шутка) увлекся политикой. Учась в Университете, я создал небольшую студенческую организацию, активно участвовал в борьбе с уплотнительной застройкой в Москве, в особенности в моем районе. Будучи еще студентом, я выдвигался кандидатом в депутаты Московской городской думы. Это был хороший опыт!

По окончании университета я занялся журналистикой. Вместе с друзьями мы создали новое СМИ – «Молодежное Информационное Агентство» и активно освещали деятельность внесистемной оппозиции, особенно национальной. Тогда я познакомился с Александром Беловым и многими другими видными оппозиционерами.

Прошлый год стал переломным для меня. Я решил открыто примкнуть с русским националистам. Сигналом для меня послужила подготовка весеннего митинга «Хватит кормить Кавказ». Я наконец-то услышал от русских националистов внятные предложения по совершенствованию национальной, региональной и бюджетной политики государства и мне это понравилось. Вот почему я принял участие в этом митинге и стал постепенно вливаться в Русское Национальное Движение.

Из всех национальных организаций, представленных на тот момент на политическом поле, мне больше всего приглянулся Русский Гражданский Союз. Сказалась, наверное, и моя давняя дружба с одним из лидеров РГС Дмитрием Феоктистовым. 25 августа 2011 г. уже как член РГС я принял активное участие в несанкционированной акции «Убийца должен сидеть» по делу Расула Мирзаева. Многие из участников акции были задержаны, а некоторые (Д. Феоктистов, А. Храмов и ваш покорный слуга) получили свои пять суток ареста.

Выйдя из под ареста, я решил, что РГС – это слишком узконаправленная национал-демократическая организация, а нам необходимо мобилизовать по максимуму правую молодежь. Стал искать приемлемые для этого формы. Соратники подсказали идею создания Лиги Обороны Москвы. И мы принялись за дело! Ну а дальнейшие события Вам по большей части известны.

Ваша идеологическая платформа – национальная демократия или нечто иное?

Я придерживаюсь национально-демократических взглядов.  Но я против того, чтобы национал-демократия превращалась в некую догму. У меня есть свои, отличные от большинства других нацдемов убеждения. Например, я не согласен с популярной сейчас идеей отделения Кавказа. Не близок мне и излишний регионализм, присущий некоторым нацдемам.

Вообще, я не считаю, что живого человека можно упаковать в цельную и угловатую идеологическую конструкцию. И вряд ли это нужно! Живая жизнь намного сложнее и многообразнее любой идеологии. Застывшая идеологическая форма – это маска смерти идеологии! Любая идея должна постоянно развиваться и дополняться. Можно лишь определить основные ориентиры своего идеологического движения. Для меня таким ориентиром является национал-демократия.

Я националист и демократ! Существуют разные пласты политической жизни. Есть национальный пласт – поле боя за русские национальные интересы внутри России и за ее пределами. Но есть и общегражданская проблематика, которая также заслуживает внимание. Мне интересно и то и другое!

Вы можете назвать себя христианским фундаменталистом, и что это для вас значит?

Никогда не задумывался над таким вопросом. Я не истово верующий человек, поэтому вряд ли меня можно назвать фундаменталистом. Скорее я являюсь сторонником консолидации всех христианских народов, на базе единой религии и культурной традиции. Здесь найдется место не только верующим христианам, но и тем атеистам, которые понимают, что вся современная европейская цивилизация с ее моралью, идеями гуманизма, демократии и прав человека – это продукт христианской религии.

Вы действительно сын Ильи Константинова? В вашей жизни был переломный момент, когда вы осознали: “я националист”? Или это шло с детства, и было чем-то естественным?

Да, я действительно сын Ильи Константинова. Выше я уже говорил о том, что вырос в крайне политизированной семье. Интуитивно я был националистом с самого детства. Но осознание моих взглядов произошло в студенческие годы, когда я лично столкнулся с национализмом малых народов, с этнической преступностью, с тем фактом, что русские во многом беззащитны в собственном государстве.

Как вы считаете, почему на политической сцене так мало националистических династий? Ведь националисты ратуют за больше семьи и преемственность традиции, а в итоге, у самих или отсутствие детей или овощное потомство.

Я бы сказал, что на политической сцене вообще мало политических династий. Собственно кроме Гудковых я даже и вспомнить сразу не смогу ни одной такой династии. А… есть еще Маша Гайдар! Возможно, причина здесь кроется в том, что молодое поколение не воспринимает политику как путь к успеху. Деньги быстрее дают осязаемые результаты, чем долгая и упорная политическая борьба без каких-то гарантий победы. Многие дети политиков считают, что лучше заняться бизнесом, а не пытаться повторить путь родителей.

В этом плане у националистов, конечно, еще более тяжелое положение. Заниматься политикой на ниве национализма  – это скорее путь в тюрьму, нежели к успеху. По крайней мере, до тех пор, пока политический национализм в России не легализован в полной мере. На сегодняшний день все мы находимся в каком-то  полуподпольном состоянии. Вот Вам и вся проблема овощного потомства. Ну не хочет, не желает молодой активный человек идти по наименее комфортному пути. Не хочет он идти в тюрьму! А легальные пути практически перекрыты.

Что касается отсутствия детей у националистов, то это не ко мне……

Вы участник Националистической фракции в Гражданском Движении, по сути это альтернативный парламент. Какие видите основные задачи фракции в ближайшее время?

Основная задача фракции – сделать Гражданский Совет дееспособным органом, действующим самостоятельно и независимо от проштрафившегося оргкомитета Немцова и Ко. Мы должны прекратить плестись в хвосте этой мутной компашки старолибералов-ельциноидов. Это главное! Но попутно надо научиться вести рабочий диалог с другими политическими силами и внятно и доступно формулировать свою идеологию в рамках готовых предложений для нашего протопарламента, а в будущем и для парламента.

Верите в Тахрир 1 мая?

Честно говоря, нет, не верю! Не потому, что это невозможно в принципе, а потому что, на мой взгляд, еще слишком рано. Режим может рухнуть только под тяжестью очень серьезных катаклизмов. Если в ближайшее время снова обострятся межнациональные отношения или случится экономический кризис, тогда – да. Тогда мы сможем победить. Кто знает, может быть, такие события произойдут в ближайшее время.

К тому же, мы видим, что протест идет на спад. Виной тому во многом предательство верхушки оппозиции в лице, прежде всего пресловутого оргкомитета. Эти люди не решились на обострение борьбы с режимом, удовольствовавшись благостными обещаниями свободной регистрации партий. А простые люди увидев, что протест идет в никуда, потеряли свой боевой задор.

Но все вышесказанное не значит, что мы должны отказаться от борьбы и от участия в майских акциях протеста. Наоборот, вода камень точит! Необходимо постоянно усиливать давление на власть, заставлять их пятиться и идти на уступки.

Какой на ваш взгляд должна быть стратегия националистов до 1 мая?

Времени осталось не так много. Необходимо консолидироваться, собрать воедино все силы и готовиться к майским протестам.

Что нужно для консолидации и объединения всех правых сил?

Мы должны создать Национальный Фронт. Единую, мощную, многочисленную организацию националистов. А вслед за этим и политическую партию националистов на базе Национального Фронта. Одну единственную политическую партию! Только так мы сможем добиться ощутимого представительства в будущем парламенте и в региональных заксобраниях. Все остальное – пустые, детские игры. Если мы не справимся с такой задачей, то грош нам цена!

Назовите исторические персонажи, являющиеся для вас примером для подражания? Или, по крайней мере, вызывающе наибольший восторг?

Иисус Христос.