Дмитрий Демушкин: «Для наших судей условный приговор – не наказание»

26 декабря 2013

DuQ4NlxfuZw 26 декабря 2013 г. 17:52
Андрей Апалин

Чертановский суд Москвы сегодня должен был огласить приговор обвиняемому в убийстве лидеру организации «Лига обороны Москвы» Даниилу Константинову, однако вернул материалы дела в прокуратуру. Судья посчитал, что следствие составило их с нарушениями, а также не в полном объеме изучило доказательства. Поддержать Константинова пришли депутат Госдумы Дмитрий Гудков, оппозиционер Алексей Навальный, националист Дмитрий Демушкин.

Согласно версии следствия, 3 декабря 2011 года Константинов ударом ножа убил около станции метро «Улица Академика Янгеля» 23-летнего Александра Темникова в результате ссоры. Националист же уверяет, что в этот день отмечал в ресторане день рождения матери, что подтверждают родственники и друзья семьи. Как считает отец обвиняемого Илья Константинов, путем возбуждения дела об убийстве его сыну хотят отомстить за отказ возглавить штурм Госдумы во 77a99e4e6e1711e3b90c1211b6281a69_8время акций оппозиции в декабре 2011 года.

На эту тему корреспонденту «Мосмонитора» интервью дал российский политик, общественный деятель, глава высшего национального совета объединения «Русские», председатель оргкомитета Партии националистов, организатор Русских маршей, активный участник протестных акций и митингов Дмитрий Демушкин.

- Сегодня дело Даниила Константинова вернули в прокуратуру на доработку и устранение нарушений, так же как дела Развозжаева и Удальцова. Означает ли это, что судьям "сверху" спущен приказ заворачивать политические дела с бредовыми обвинениями?

- Да, думаю, до Олимпиады было указание особо людей не провоцировать и не возмущать общественное мнение. Сегодня такие разговоры в суде ходили. Не знаю, насколько это так, но в целом, судебная система у нас, несомненно, очень ангажирована, хотя первые лица постоянно подчеркивают, что суд у нас отделен от государства. Конечно, он ни капельки не отделен, и по любым громким делам или значимым процессам, рядовые судьи, несомненно, решений не принимают, а звонят наверх, а оттуда звонят еще выше.

Для любого человека, который хотя бы раз был в нашем суде, очевидно, что по всем громким политическим делам обвинительный приговор судьи выносят независимо от количества доказательств, нестыковок в уголовном деле и нарушений УПК, на это просто никто не обращает внимание. У меня, например, преступление совершено на территории Люблино – «Русский марш – 2011», а судит меня Останкинский суд, грубо нарушая территориальную подсудность, которая, согласно УПК, даже не подлежит оспариванию в суде. Однако полгода продолжается суд, и никого это не волнует.

Понятно, что такие нарушения УПК, подобно тем, что сегодня обсуждались в суде, когда судья заявила, что точно не установлено место совершения преступления, никого уже не удивляют. У меня вообще не установлено место преступления, следователь его просто забыл указать. Это уже судья уточнила, что преступление было совершено в Люблино, на что судье было сказано, что нужно отправлять дело на доследование. Тогда судья, не моргнув глазом, ушла на три часа на совещание сама с собой, после чего вынесла решение, что дело о преступление на другом конце Москвы, в Люблино, будет рассматривать Останкинский суд.

И такие грубые нарушения УПК давно стали совершенно обычными для наших судов. Поэтому, в деле Константинова для меня очевидно, что разыгрывалась какая-то политическая тема, как с последними освобождениями узников и последней амнистией. Сейчас накануне Олимпиады они просто не хотят ничего разжигать и поднимать лишний шум, на всякий случай.

0445ce8e6e1a11e389ec12abeb9452dc_8- Есть ли надежда, что дело Константинова будет рассмотрено объективно, или суды просто тянут время до завершения Олимпиады?

- Нет, надежды на это особой нет. Единственное, у Константинова в марте истекает максимальный срок стражи и если они не успеют, то будут вынуждены его отпустить, конечно, это маленькая победа. Но я думаю, они вернут дело на доследование, допишут там что-нибудь и вернут новому судье, то есть эта судья уже снимет с себя всю ответственность.

И когда Олимпиада закончится и все устаканится, то тогда уже вынесут решение или найдут новый повод его не отпустить. Хотя тут сложно будет это им сделать, ну откроют еще одно дело – ничего нового для нашей практики. Поэтому то, что мы сегодня говорим о процессуальных нарушениях, это уже даже не смешно, наши суды на них просто не смотрят.

Не побоюсь этого слова, за последние 18 лет я был на десятках судов над своими соратниками по самым разным статьям – от тяжких до самых легких. И никогда не видел оправдательных приговоров, не видел объективных судов. Не видел, чтобы суд как-то заморачивался с доказательствами, как правило, судья просто переписывает фабулу обвинения в приговор и решение. И все. Если уж дело в суд ушло, то почти на сто процентов приговор будет обвинительным. Если мне не изменяет память, за прошлый год было вынесено всего 6 или 7 оправдательных приговоров. То есть, их, практически, не было.

Есть такой анекдот: один высокопоставленный чиновник спрашивает одну известную судью: «Если ты на сто процентов уверена, что человек невиновен, то неужели ты все равно его посадишь?» «Нет, конечно, дам ему условно». У нас так получается, что даже если человек на сто процентов не виновен, суд все равно дает ему или низшую планку или условно.

Наши судьи вообще не воспринимают условные приговоры. Как мне сказала одна судья: «Условно – это не наказание. Я вам дам условный срок, и если вы хороший человек, то от этого вам ничего не будет. А если плохой – то это вам будет в тягость». Наши судьи вообще не считают условное наказание приговором, а то, что этим они ломают людям судьбы и перечеркивают им биографии, когда человек из-за этой судимости попадает во все списки, как неблагонадежный, то это для них уже нюансы.

Источник



EnglishFrenchGermanItalianPortugueseRussianSpanish