Интервью с Владимиром Басмановым: Русский Марш – парад националистов | ОБЪЕДИНЕНИЕ РУССКИЕ

Интервью с Владимиром Басмановым: Русский Марш – парад националистов

31 октября 2013, admin

Мэрия Москвы дала официальное разрешение на проведение “Русского марша” 4 ноября на юго-востоке столицы. Хотя на прошлой неделе власти заявляли лишь о предварительном согласовании на проведение акции. Между тем оргкомитет “Русского марша” планирует провести в День народного единства рок-концерт рок-группы “Коловрат” и шествие в столичном районе Люблино с участием 30 тысяч человек.

“Мы надеемся, что власти города не пойдут на обострение ситуации и не будут провоцировать никакие столкновения. Мы даже не рассматриваем вариант не согласования. “Русский марш” состоится в любом случае”, – заверил организатор “Русского марша” Дмитрий Демушкин.

В прошлом году на марше присутствовало 25 тысяч человек, и с каждым годом, как заверяют, организаторы, число участников увеличивается. Как повлияет инцидент в Бирюлеве на численность “Русского марша” и может ли возрасти количество националистических акций в Москве, – на вопросы корреспондента Каспарова.Ru ответил основатель Движения против нелегальной имиграции (ДПНИ), один из первых организаторов марша Владимир Басманов. Сейчас он находится в эмиграции, но все равно продолжает удаленно принимать участие в организации марша.

– Почему вы эмигрировали из России?
– В 2010 году спецслужбы сообразили, что Александр Белов (возглавлял ДПНИ после Басманова – прим. Каспарова.Ru) уже не руководит движением, а деятельность ДПНИ продолжает развиваться и усиливаться. Очевидно, они пришли к выводу, что я как-то продолжаю влиять на деятельность движения. Сначала сотрудники ФСБ пыталались меня завербовать, потом решили брать другим способом. В Подмосковье, в городке Протвино, местные дети убили таджика или узбека, у одного из них нашли листовку ДПНИ, это натолкнуло сотрудников спецслужб на идею. И они попросили лидера этих подростков, Илью Бойдакова, написать, что он возглавлял местное ДПНИ, а “Басманов лично отдавал мне приказы на убийства, еженедельно требовал отчетов, а также обещал купить и выдать нам оружие, он утверждал, что только убийства могут спасти наш народ”. Также этот товарищ дал показания на всех других детей, которых он собрал. За эти показания ему дали пять лет условно. Его подчиненных подростков – посадили. А мне предъявили ультиматум, или я закрываю ДПНИ, или поеду на много лет в лагеря. Когда я стал замечать слежку за собой, понял, что надо уже что-то срочно решать, прямо сегодня и сейчас.16 апреля 2010 года я провел ряд встреч со своими товарищами, кому доверял, затем приехал к соратнику, который жил на первом этаже, спустился с другой стороны дома, оставив наружку у подъезда. Переночевал у другого соратника, который дал мне немного денег на дорогу, и почти “в одной рубашке” выехал из Москвы, а затем из России, соблюдая все меры предосторожности. На родине у меня осталась хорошая работа, семья, дом… в общем все что было.

– Вы продолжаете принимать участие в организации “Русского марша”?

– Удаленно я помогал сначала ДПНИ, а после его запрета в августе 2011 года, вошел в коллегиальное руководство Объединения Русские, создание которого начал инициировать еще в конце 2010 года.

Сейчас я приложу все возможные усилия, чтобы помочь “Русскому маршу” и в этот год также не станет исключением.

– После проведения многочисленных протестных акций либерально-настроенной общественности, националисты находились в тени. Сейчас, после событий в Бирюлеве, у вас не возникает ощущение, что часть этого протестного электората может примкнуть к националистам и выйти на “Русский марш”? Какие вы видите перспективы развития националистического движения в России?

– Никогда нельзя предугадать сколько людей выйдет на Русский марш. Это как гадание на кофейной гуще. Наверное много выйдет. Наверное кто-то примкнет. Но а если не согласуют? Тогда выйдет в 10 раз меньше.

Я не считаю правильным измерять успешность “Русского марша”, подсчитывая тысячи, как это делают мои коллеги.

Ведь задачи “пойти и взять штурмом Кремль” у “Русского марша” нет и никогда не было.

Насчет так называемого “либерального протеста”, не считаю его либеральным по составу участвующих. Ну не являются все противники Путина, которые выходили и выражали недовольство им – либералами. Это путинисты так пытаются внушить людям, но это ложь.

В отличии от “Русского марша”, который является парадом, если так можно выразиться, националистов, люди постепенно ходят все меньше на просто “митинг против Путина”, поскольку понимают, что митинг против Путина не повлияет на его уход. У “Русского марша” такой проблемы нет, поэтому его численность растет. Это и парад, и выражение своих взглядов и убеждений, и праздник, и много другое.

Перспективы у националистов простые – помочь народу убрать диктатора Путина, а затем победить в честной политической борьбе коллективного Альфреда Коха и Геннадия Зюганова или умереть вместе с народом. Вариантов тут нет.

Некоторые националисты боятся Алексея Навального, что если не станет Путина, Навальный заменит всех националистов для народа. Не стоит этого бояться. Во-первых, с Путиным их точно не станет. Будете все “по тюрьмам, да по лагерям”. А во-вторых, Навальный решит лишь одну проблему – с мигрантами, а в остальном, будет как Ангела Меркель. А точнее прибалтийские национал-либералы.

– Могут ли влиять события, произошедшие в Кондопоге, Пугачеве и Бирюлеве, на количество участников националистических акций? В принципе, число националистических протестов после подобных инцидентов может увеличиться?

– Массовые выступления граждан с националистическим подтекстом влияют не на число националистических акций, а на число людей, становившихся националистами, и желающими что-либо делать полезное для русских.

В Кондопоге ДПНИ впервые широко распространяло практику такого явления, как народный сход в разных частях страны. Тогда Путин ошибочно подумал, что “Народ восстал!”, был принят единственный раз закон по требованию ДПНИ о запрете иностранцам торговать на рынках, и затем против ДПНИ пошли первые сильные удары.

Могу с уверенностью ответить, что ситуация в Кондопоге повлияло на численность “Русского марша”. Таким образом националистические движения убыстряют свой рост во много раз.

Некоторые провокаторы сегодня пытаются использовать методы ДПНИ середины нулевых. Но как отличить народный сход, который инициируют здравые люди от тех, кому надо просто “поторговать рожей” в личных интересах. Очень просто. Обязательным атрибутом схода должны стать выборы совета, комитета, вообщем структуры реального народного самоуправления. А также выражение четких требований. Если этого нет – то существует вероятность, что сход выкликнул какой-то один человек в интернете и раскидал анонс в социальных сетях от своего имени, просто для получения каких-то корыстных целей. В Бирюлеве, кстати, народный сход шел правильно, но в один момент провокаторы ФСБ увели людей к ТК “Бирюза”.

Выскажу личную точку зрения, бывают ситуации когда нужно применять силу, бывают – когда не нужно. Я далеко не сторонник “только мирных действий”. Но есть определенные факты, которые не смог не заметить. Внимательно слежу за событиями в Москве, и знаю как минимум двух человек, которые срывали сход и звали на “Бирюзу”, о чем мне сообщили свидетели, которые там были в тот момент, и видеозаписи этого существуют, одного из них зовут Александр Амелин, ранее исключенный из кандидатов в наши ряды летом 2012 году за работу в пользу спецслужб РФ. То есть он установленный реальный агент-провокатор, самый настоящий, про каких в кино показывают. Про второго ранее много писали в интернете, что он оперативный сотрудник милиции. Никто из них не задержан и никаких вопросов к ним нет.

— В некоторых СМИ появилась информация, что инициаторами массовых беспорядков оказались участники из группировки “Бирюлевский фронт”.

— Это заказной материал. Из разряда публикаций азербайджанской прессы про то, что Егора Щербакова задержали в аэропорту. Нет никакого ни “Бирюлевского фронта”, ни “Московского фронта” (есть страничка Вконтакте, которых миллион, в стиле “За Славян, за Русь, за ЗОЖ”). Они бы еще какой-нибудь Скин-легион вспоминили или Семена Токмакова.

Догадываюсь, что публикация эта нужна для оправдания слов некоторых лиц из спецслужб или чиновников, которые отчитались что “во всем виноваты националисты”. А какие националисты? Белова приклеить сложно, все его действия сняты на видео, и он ничего противоправного не совершал.

– Вы поддерживаете подобные погромы, которые учинила молодежь в Бирюлеве? Разве участие националистов в подобных уличных акциях не дискредитирует их?

– Я не слепой, и вижу что некоторая порча имущества, которую учинила местная молодежь в Бирюлеве, принесла результаты. Были бы такие же результаты от мирного схода, который провели националисты? Сомневаюсь.

Для местных жителей – все зависит от ситуации. Когда есть шансы на решение вопроса мирным путем, тогда, зачем бунтовать? А если нет – то что еще делать людям? Обращаться в “басманный суд” и “писать письмо Путину”, которое никто не читает?

Организованные националисты не могут устраивать такие мероприятия, потому что ведут легальную открытую публичную деятельность. Все кто считал иначе – давно уже отсидели и вышли. Зачем националистам организовывать погромы, чтобы потом получать за них 5-10 лет тюрьмы? В этом нет логики.

За каждым, даже за мелким руководителем националистов в каком-нибудь Зябликово, осуществляется оперативный контроль, прослушиваются телефоны, читается электронная почта, отслеживаются связи, в окружение внедряется агентура. И каждый, даже мелкий лидер, находится в ситуации, когда в любой момент могут найти надуманную причину, арестовать его и надолго посадить.

– Если бы власти не разрешили провести “Русский марш”. Нужно ли было идти националистам на конфликт с властями и проводить акцию не смотря на запрет?

– У националистов нет других вариантов. В случае отказа от проведения “Русского марша” – националисты прекратят существование как политическая сила. Это как отобрать знамя у воинского соединения, или опустить через изнасилование.

В том случае, если бы “Русский марш” не был согласован, и кто-то из лидеров побоялся его проводить, даже если это будет Демушкин или Белов, я рекомендовал московским региональным руководителям взять власть в свои руки, и действовать самостоятельно, отстранив и не слушая соглашателей, если такие появятся.

Конечно, это уже не будет обычный “Русский марш”. А скорее поле чести для националистов, по крайней мере тех, кто не готов считать себя бессловесным рабом. Надеюсь, до этого не дойдет, и “Русский марш” пройдет внушительно и мирно, без таких сложностей.

http://www.kasparov.ru/material.php?id=526E264669127